На главную На главную
8 (4967) 54-01-05

АО ТД "ЗиО - Энерготехпром"

Юридический адрес: 142103, Московская обл. г. Подольск ул. Орджоникидзе, д.8.

 

Почтовый адрес: 142103, Московская обл. г. Подольск ул. Орджоникидзе, д.8.

 

Тел/факс:

+7(4967)54-01-05

 

Менеджеры:

+7(499)409-21-41

+7(495) 972-31-92 

+7(901) 543-59-37 

+7(901) 183-93-96 

+7(495)  9881674

+7(495) 9891794

E-mail - etp-m@podolsk.ru

Яндекс.Метрика

Не расслабляться! Российский и мировой рынок стали — итоги недели (23-30 апреля) 2017 г.

Версия для печати

На мировом рынке стали последняя неделя апреля выдалась относительно успешной для производителей. Китайским компаниям удалось стабилизировать экспортные котировки на прокат, приостановив падение, продолжавшееся с начала марта. В Турции, от благополучия которой в немалой степени зависит бизнес отечественных экспортеров, появились признаки восстановления деловой активности, что может привести к повышению цен на стальную продукцию. Однако для российских металлургов и дистрибьюторов обстановка по-прежнему остается неблагоприятной.

На спотовом рынке опять упала в цене арматура. В Москве котировки в прайс-листах многих компаний опустились до самого низкого уровня более чем за год, хотя это в некоторой степени компенсируется более высоким курсом рубля. Меткомбинаты объявили о пролонгации на май нынешних отпускных цен на листовой прокат, но, судя по всему, им не обойтись без весьма существенных уступок. Видимый спрос на стальную продукцию в России остается низким, склады по-прежнему затоварены, а ожидавшегося еще в конце марта сезонного подъема все никак не происходит.

Не радует российских производителей стали и экспортная конъюнктура. Стоимость китайской стальной продукции действительно перестала опускаться, но до этого она успела упасть до полугодового минимума. Поэтому отечественным экспортерам приходится продолжать снижение цен на листовой прокат, приближая их к китайскому уровню, а поставки российских полуфабрикатов и сортового проката в страны Восточной Азии сходят на нет из-за возвращения на региональный рынок китайских поставщиков. Традиционные же покупатели российской заготовки на Ближнем Востоке — Турция и Египет — уже давно не проявляют прежней активности.

Впрочем, на внешних рынках всегда было нелегко. А главные проблемы металлургов связаны с тем, что происходит в самой России. Центр развития НИУ ВШЭ в своем очередном отчете указал, что отечественная экономика после короткого оживления в конце прошлого года вновь оказалась в состоянии стагнации. И этот диагноз, скорее всего, поставлен верно.

О неблагополучии народного хозяйства четко свидетельствует текущее состояние российского рынка стали. Объемы внутренних поставок стальной продукции в январе-апреле 2017 года были не намного выше, а то и ниже, чем в тот же период годичной давности, однако сбытовая сеть столкнулась с беспрецедентной за последние годы проблемой затоваривания. Конечное потребление значительно просело даже по сравнению с кризисным началом прошлого года. Особенно серьезный спад наблюдается в строительстве, которое, очевидно, еще долго будет выбираться из «ямы», вызванной сокращением количества новых строек в 2015-2016 годах.

Безусловно, улучшилась по сравнению с показателями годичной давности ситуация в автомобилестроении, железнодорожном и сельскохозяйственном машиностроении, однако промышленность в целом не показывает хороших результатов. Сократился спрос на листовой прокат по сравнению с прошлым годом со стороны производителей труб. Похоже, продолжается ухудшение финансового здоровья средних и даже некоторых крупных компаний, а все еще идущий процесс «очищения» банковской системы явно не способствует увеличению объемов кредитования.

Очевидно, в силу этих причин в выступлениях президента и ряда членов правительства в последнюю неделю вновь на первый план вышел вопрос о стимулировании экономики. Здесь мы словно вернулись в 2015 год. Похоже, принятые тогда меры по поддержке промышленности и сельского хозяйства не то, чтобы оказались недостаточными, но так и остались «точечными», не смогли создать критическую массу зон роста. В конце прошлого года в правительстве, очевидно, решили, что спад уже позади, и начали уменьшать масштабы всевозможных стимулирующих программ, а теперь к ним опять надо возвращаться.

В принципе, многие рецепты остались теми же, что и два года назад. В частности, как сообщил премьер-министр Дмитрий Медведев, правительство выделит 80 млрд. руб. на поддержку машиностроения, легкой промышленности, других обрабатывающих отраслей. Еще 7,5 млрд. руб. планируется направить на строительство и ремонт дорог, а также благоустройство в ряде регионов. Министерству промышленности и торговли могут быть выделены средства из резервного фонда Кабмина на поддержку инвестиционных и инновационных проектов, на лизинг и приобретение отечественного оборудования.

Вновь поставлена задача по расширению несырьевого экспорта, который, по словам президента, должен быть конкурентоспособным по цене и качеству. При этом развитие экспортных производств рассматривается как следующий этап после импортозамещения. Разрабатываются новые механизмы государственного софинансирования проектов через уже действующие структуры — Внешэкономбанк, Фонд развития промышленности и др.

Свою лепту в дело поддержки отечественной экономики внес даже Центробанк, понизивший ключевую ставку сразу на 0,5 п.п. до 9,25%. И если в ближайшие два месяца не произойдет никаких потрясений, достаточно велика вероятность, что на следующем заседании Совета директоров ЦБ, которое состоится 16 июня, эта политика будет продолжена. А во второй половине текущего года плоды достигнутого снижения инфляции до 4-4,5% должны стать еще более зримыми.

Однако сработают ли все эти меры? В каком-то отношении, очевидно, да, но ускорение экономического роста даже до более чем скромных 2-3% по-прежнему выглядит весьма сложной задачей. Представляется, что развитие страны тормозится фундаментальными, долгосрочными проблемами, которые не имеют ни легких, ни быстрых решений.

Прежде всего, российская промышленность уперлась как в потолок в недостаточный спрос. Как уже неоднократно говорилось, конечными потребителями могут быть либо население, либо государство, либо зарубежные покупатели. Инвестиционный спрос здесь имеет промежуточный характер, так как в конце каждой производственной цепочки все равно окажется либо индивидуальный потребитель, либо правительство — у себя в стране или за рубежом.

Российский потребительский рынок находится в депрессивном состоянии, причем в ряде секторов стагнация либо спад наступили еще до 2014 года. Вероятно, здесь сыграла важную роль относительная ограниченность платежеспособного спроса в стране. Конечно, уровень жизни в начале 10-х заметно вырос, но рынок достаточно быстро насытился. Кто мог совершить в те времена значительные покупки, сделал их, а дальше был вынужден опять вернуться к режиму экономии.

Потребительский бум 2010-2013 годов во многом опирался на доступные и легкие деньги. В страну поступали из-за рубежа большие объемы нефтедолларов и дешевых кредитов иностранных банков. Стремительно развивалось потребительское и ипотечное кредитование, в том числе и весьма рисковое. Процветали «карманные» банки, без счета дававшие безвозвратные займы инсайдерам. А затем после этого пира наступило похмелье, и хорошо, что еще в относительно легкой форме.

По-видимому, на отечественном рынке должно было работать правило Парето, т. е. 80% потребительского бума докризисных времен обеспечивали 20% населения. Этих 20%, судя по всему, в наибольшей степени коснулись экономический спад, девальвация рубля, проседание сферы услуг и малого бизнеса и прочие «прелести». И чтобы восстановить их прежние масштабы потребления, понадобится и восстановление прежних условий, а это совершенно не реально.

Что касается остальных 80% населения, то их покупательская способность была сравнительно небольшой и в «тучные» годы, и осталась таковой в нынешние времена. На самом деле, именно они представляют собой главный резерв для российского потребительского рынка и основной потенциальный источник его роста, но воспользоваться им можно только в долгосрочной перспективе.

Для этого, в первую очередь, надо проводить целенаправленную политику по повышению стоимости рабочей силы в России — не жалея, вкладывать средства в образование, повышение профессиональной квалификации и высокотехнологичные отрасли, стимулировать развитие социалки, повышать автоматизацию производства, внедрять передовые методы организации труда. Кстати, некоторые российские компании делают это уже сейчас, справедливо рассматривая квалифицированную, ответственную и лояльную рабочую силу как важное конкурентное преимущество. Впрочем, это стратегия на дальний прицел.

Прямо же сейчас российскому рынку необходимы дешевое доступное жилье, подлинно «народные» автомобили и широкий выбор недорогих и качественных отечественных потребительских товаров. Это позволит не только загрузить промышленность и строительные компании, но и расширить спрос на стальную продукцию.

Но для этого потребуются последовательная работа по снижению непроизводственных издержек бизнеса, усиление борьбы с коррупцией и локальными монополиями, а также смыкание сбытовых цепочек с максимальным удалением из них посредников и накруток. Решить же эти задачи будет очень сложно, хотя бы потому, что бизнес в России часто ориентируется не на массу прибыли, а на ее норму. В неустойчивой обстановке лучше попытаться хапнуть много и сразу, а не рассчитывать на длительный стабильный заработок.

Государство в России было, бесспорно, одним из основных источников экономического роста как до кризиса 2008 года, так и после него. Широкомасштабное дорожное строительство, особенно заметное в Москве и ее окрестностях, Олимпийские стройки и прочие проекты создавали значительный спрос на стройматериалы и стальную продукцию. Поэтому падение поступлений от экспорта нефти и газа и соответствующее сокращение бюджетных расходов стали настолько тяжелым ударом для российской экономики.

Вероятно, если бы правительство еще в 2015 году направило на инфраструктурные проекты и поддержку импортозамещения хотя бы четверть тех средств, что были потрачены на рекапитализацию крупных банков, эффект для реального сектора экономики был бы весьма зримым и сугубо положительным. Но этого не произошло тогда и не происходит теперь. Впрочем, судя по всему, именно рост государственных инвестиций может стать единственным фактором, который будет способен существенно ускорить развитие российской экономики в обозримом будущем.

Но тут возникает проблема источника этих средств. Резервы, имевшиеся в 2015 году, теперь в значительной мере потрачены, валютные запасы государства, по-видимому, неприкосновенны и по каким-то причинам не могут быть использованы для поддержки реальной экономики, а пускать в ход печатный станок в правительстве категорически не желают и, очевидно, правильно делают. Раз уж была выбрана стратегия, направленная на минимизацию инфляции, по этому пути надо идти до конца, никуда не шарахаясь.

Увеличение российского несырьевого экспорта — это тоже долгосрочная стратегия, которая вряд ли способна принести значительные результаты в ближайшем будущем. Во-первых, потому что Россия долгое время была страной — импортером промышленной продукции, и чтобы развернуть торговые потоки в обратном направлении, нужна кардинальная смена психологического климата, законодательной и регулятивной сферы. И во-вторых, потому что на мировом рынке сейчас сложилась неблагоприятная обстановка. Во всем мире существуют проблемы сужающегося спроса и избыточных производственных мощностей. Российским товарам будет крайне сложно найти для себя новые ниши, потеснив уже имеющихся игроков. Не зря основные успехи в последнее время здесь были достигнуты в области экспорта сельскохозяйственной, а не промышленной продукции.

В то же время, не все так плохо. Проблему возвращения российской экономики в состояние стагнации осознали, можно сказать, на всех уровнях. Значит, для ее решения будут применяться какие-то меры. И можно рассчитывать на то, что они окажутся более успешными, чем в 2015 году, - в конце концов, двухлетний опыт антикризисной деятельности не должен пропасть совсем зря. Другое дело, что для решительного прорыва нужны решительные действия, а осторожная политика даст лишь умеренный и осторожный рост.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»