На главную На главную
8 (4967) 54-01-05

АО ТД "ЗиО - Энерготехпром"

Юридический адрес: 142103, Московская обл. г. Подольск ул. Орджоникидзе, д.8.

 

Почтовый адрес: 142103, Московская обл. г. Подольск ул. Орджоникидзе, д.8.

 

Тел/факс:

+7(4967)54-01-05

+7(4967)54-21-83

 

Менеджеры:

+7(977) 775-60-70

+7(901) 546-31-92

+7(901) 543-59-37 

+7(901) 183-93-96 

+7(901) 546-59-89

+7(495)  9881674

+7(495) 9891794

E-mail - etp-m@podolsk.ru

Яндекс.Метрика

Все идет с головы. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (1-8 апреля 2018 г.)

Версия для печати
Все идет с головы. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (1-8 апреля 2018 г.)
На первую неделю апреля пришлись две Пасхи — католическая и православная, а также День поминовения усопших в Китае, выключивший местный рынок на четверг и пятницу. Поэтому уровень покупательской активности на рынке стали был низким, а цены на листовой и сортовой прокат продолжили медленное снижение.

Впрочем, повсеместное падение видимого спроса вызвано не только и не столько праздниками. США своим введением тарифов на импорт стальной и алюминиевой продукции с 23 марта погрузили рынок в состояние ступора. Причем «виноваты» здесь даже не сами пошлины, а созданная ими неопределенность.

Очевидно, ограничения будут действовать не для всех. Однако пока что прояснилась ситуация только с Южной Кореей. Она сократит поставки стальной продукции в США до 2,68 млн. т — более чем на 21% по сравнению с 2017 г. Причем, насколько можно понять, квоты будут выдаваться для каждой категории проката и труб по отдельности. Но зато пошлины южнокорейские металлурги и трубники платить не будут.

В отношении остальных пока ничего достоверно не известно. Евросоюз, Канада, Мексика, Австралия, Бразилия получили отсрочку до 1 мая. Все они ведут переговоры со США, но еще не достигли договоренности. Известно также, что с американскими властями вступили в контакт по поводу стальных тарифов либо выразили намерение это сделать еще несколько стран. Среди них Турция, Индия, Тайвань, Вьетнам. Все они являются достаточно крупными экспортерами стальной продукции. Некоторые компании хотят добиться для себя индивидуальных исключений, тем более, что положение о введении американских тарифов это позволяет.

Пока все они не получили однозначного «да» или «нет», что-либо прогнозировать бесполезно. Если американский «тарифный забор» будет зиять огромными дырами, а 60-75% импорта стали будут так или иначе подпадать под исключения — это одно дело. Если в нем останутся лишь немногие лазейки для избранных — другое. Квотирование импорта создает третью картину. Кстати, в этом случае выиграть могут поставщики из тех стран, которые не получат никаких льгот. Ограничение внешних поставок может поднять цены на стальную продукцию в США до таких отметок, что 25%-ный тариф перестанет быть проблемой. Тем более, что американцы так или иначе будут нуждаться в приобретении за рубежом нефтегазовых и трубопроводных труб, большинства категорий листового и сортового проката.

Но пока здесь нет ясности, видимый спрос в Евросоюзе, Турции, некоторых странах Восточной Азии сократился, и это, безусловно, тянет цены на стальную продукцию вниз. А разгорающийся торговый конфликт между США и Китаем только усиливает негативные настроения. Обе страны уже обменялись «черными списками» товаров, на которые они собираются ввести пошлины в размере 15-25%. Пока впереди США, готовые обложить ими китайский экспорт на сумму порядка $100 млрд. в год. Но и китайцам есть, чем ответить.

В США это бряцание оружием не оказывает особого воздействия на национальный рынок стали, где продолжается подъем цен. Очевидно, местные металлургические компании все еще надеются на стальные тарифы, которые покроют все издержки. В Китае перед праздниками внутренние котировки на прокат в целом стабилизировались, но на весьма низком уровне. Причем проблемы заключаются не только в вероятных американских пошлинах, но и в перепроизводстве стальной продукции, а также недостаточном спросе со стороны строительного сектора.

Китайцы в последнее время расширяют экспорт заготовки и сортового проката, привычно занимая на этих рынках низкоценовой уровень. Данная продукция в начале апреля продолжала дешеветь. В то же время, котировки на листовой прокат китайского производства немного отскочили вверх после обвала в марте. Соответственно, российские компании аналогично опускают экспортные цены на полуфабрикаты, но листовая продукция у них более устойчивая, правда, при весьма слабом видимом спросе.

Безусловно, влияние, которое оказывают американские стальные тарифы и угрозы в отношении Китая на рынок стали, больше виртуальное и информационное, чем реальное. Однако воздействие подобных психологических факторов на рынок и в самом деле очень велико. Перефразируя классика, можно сказать, что сегодня не только разруха, но и вообще все начинается в головах.

Это обстоятельство очень четко проявляется и в российских условиях. В первую неделю апреля на отечественном рынке арматуры приостановилось повышение спотовых цен, которые даже в прайс-листах дистрибьюторов не дотянулись до заводских. Листовой прокат и трубы продолжают подниматься, но данный процесс тормозится неблагоприятной конъюнктурой на внешних рынках, а также низким видимым спросом. Весна постепенно вступает в свои права, но сезонного подъема пока не происходит.

Стагнация на российском рынке стали представляет собой отражение тех негативных процессов, которые происходят в экономике в целом. Если послушать некоторых деятелей, можно придти к выводу, что у нас все плохо и нигде нет буквально ни одного просвета. Бизнес стонет из-за проверок, которые порой завершаются «посадками», а в то же время общественность негодует из-за массового нарушения предпринимателями законодательных требований и коррумпированности проверяющих органов. Никто ничего не хочет покупать и ни во что не вкладывает, при этом все жалуются на отсутствие платежеспособного спроса.

Банковская система вообще представляется главным врагом реального сектора, тормозом развития страны и черной дырой, где безвозвратно исчезают триллионы государственных денег и средства вкладчиков. А Банк России — так вообще главная вредительская организация! Экономика задыхается без дешевых длинных кредитов. Как отмечалось на прошедшей 5-6 апреля конференции «Нержавеющая сталь и российский рынок», именно отсутствие такого финансирования является одной из основным причин того, что в России до сих пор отсутствует современное производство нержавеющего листового проката, а перспективы его появления в обозримом будущем более чем смутные.

Отдельной бедой являются взаимоотношения бизнеса с государством. Участие в госзакупках, а особенно, работу по гособоронзаказу можно сравнить с танцами на минном поле либо прогулкой под конвоем, при которой любой шаг влево или вправо чреват крупными штрафами — в лучшем случае. Причем управу на госзаказчиков найти крайне сложно. При этом в России уже возник целый огромный «привилегированный» сектор, которому достается солидная доля госконтрактов на самых выгодных условиях и практически без какой-либо ответственности за результат. В выступлении на госсовете, посвященном развитию конкуренции, об этом заявил сам президент, но и ему, скорее всего, вряд ли удастся даже сдвинуть с места эту глыбу, давящую российскую экономику.

Низкие темпы роста — крайне серьезная проблема для России, но как решить ее, если большинство предпринимателей, экономических экспертов, обозревателей видят нынешнюю ситуацию беспросветно мрачной и решительно не усматривают в ней никаких проблесков?! Характерный пример — опрос, который проводит на своем веб-сайте «Металлоснабжение и сбыт». По состоянию на 6 апреля условные «пессимисты» крыли «оптимистов» в соотношении 48,5% против 27,2%.

Собственно говоря, можно предположить, что нынешняя стагнация в российской экономике во многом объясняется этим пессимизмом. Компании не вкладывают средства в новые проекты и тем самым не создают спрос на продукцию своих партнеров. Все надеются на господдержку, но далеко не всегда могут выполнить те требования, которые предъявляются к ее соискателям. Люди боятся тратить, потому что не уверены в завтрашнем дне. Ну понятно: санкции, нарастающее давление извне, воющие западные голоса, полный беспредел, на который даже не понятно, чем ответить... Собственно, это и есть психологическая война, которую приходится сейчас вести российскому государству и обществу.

Конечно, без коренного изменения государственной экономической политики нам ее не выиграть. В обществе действительно давно назрел запрос на перемены, а из затягивающего болота стагнации необходимо выходить мощным рывком. Экономике и в самом деле не обойтись без широкомасштабного предоставления долгосрочного недорогого финансирования — правда, при этом заемщики должны доказать, что они достойны доверия. Правительству необходимо стратегическое планирование, причем по каждому отдельному направлению и в комплексе, чтобы концентрировать ресурсы на правильных целях.

Необходимым условием является продолжение наведения порядка. Изжить коррупцию и злоупотребления целиком на самом деле невозможно — многие люди, которые дорываются до власти в любом обществе либо поднимаются в бизнесе, имеют достаточно ослабленные моральные ограничения. Однако важно, чтобы они не составляли устойчивого большинства, которое задавит кого угодно либо заставит играть по своим правилам.

Наконец, чтобы запустить рост, нужны деньги — большие деньги. Счетная палата назвала сумму — 8 трлн. руб. на шесть лет. Это те средства, которые должны пойти на реализацию инфраструктурных проектов, благоустройство городов, расширение поддержки промышленности, повышение уровня доходов населения. С одной стороны, это не так уж много — менее 1,5% ВВП в год. Если задаться этой целью, найти такие деньги вполне реально даже без непопулярных мер наподобие повышения пенсионного возраста.

Однако самое главное, чтобы российская экономика, так сказать, захотела расти. Чтобы у отечественных компаний возникло желание внедрять отечественные научные разработки, осваивать новые виды продукции, овладевать новыми компетенциями, выходить со своей передовой продукцией на зарубежные рынки, поддерживать квалифицированный труд повышением зарплат специалистов. Такие компании есть, и их совсем не мало. Но надо, очевидно, чтобы создалась некая критическая масса, которая потянет за собой остальных.

Любые изменения происходят прежде всего в головах. Мысль превращается в слово, а оно становится делом.